Агрегатор предложений по франшизам

Практический обзор на рынке строительного бизнеса

19.06
74
0

У Михаила Королева в Москве три деревни: у станции метро «Южная», на территории ВВЦ и около нового Птичьего рынка. А еще его компания является владельцем заводов, газет, пароходов и лесов. Приятный во всех отношениях

Я вхожу в деревню, принадлежащую группе компаний «Зодчий.ру». Справа- типичная московская многоэтажка, слева- бетонные корпуса какого-то торгового центра. А между ними глаз отдыхает- аккуратные домики из дерева. Избушки поменьше носят имена «Крепыш» и «Уют», дома покрупнее- «Комфорт» и «Балчуг». Настоящий магазин дач, перед каждым домом — ценник. Офис также располагается в большом деревянном доме. Тот, кто придет сюда, убедится: купить избу очень просто, не сложнее, чем выбрать буханку хлеба в супермаркете или новый мобильный в салоне связи.

У Михаила Королева в Москве три деревни: у станции метро «Южная», на территории ВВЦ и около нового Птичьего рынка. А еще его компания является владельцем заводов, газет, пароходов и лесов…

У Михаила Королева в Москве три деревни: у станции метро «Южная», на территории ВВЦ и около нового Птичьего рынка. А еще его компания является владельцем заводов, газет, пароходов и лесов.

Приятный во всех отношениях

Я вхожу в деревню, принадлежащую группе компаний «Зодчий.ру». Справа- типичная московская многоэтажка, слева- бетонные корпуса какого-то торгового центра. А между ними глаз отдыхает- аккуратные домики из дерева. Избушки поменьше носят имена «Крепыш» и «Уют», дома покрупнее- «Комфорт» и «Балчуг». Настоящий магазин дач, перед каждым домом — ценник. Офис также располагается в большом деревянном доме. Тот, кто придет сюда, убедится: купить избу очень просто, не сложнее, чем выбрать буханку хлеба в супермаркете или новый мобильный в салоне связи.

— Все строительные организации в 1990-е годы работали по одному и тому же принципу: они искали клиента, а затем реализовывали все его пожелания. Сделать проект, который клиент придумал, и за это с него же взять деньги. Часто при этом получалось, что клиент не понимал, за что именно он платит так дорого. Мы пошли по другому пути. Создали систему реализации, при которой заказчику демонстрируют, что он может у нас получить. Все, кто работает на реализации — менеджеры, архитекторы, технологи,- говорят клиенту: «Мы рекомендуем взять это, потому что это лучшее». И делают так, чтобы люди в это поверили. И главный аргумент — человек не сможет построить себе дом дешевле. А наши архитектурно-планировочные и технологические решения его полностью удовлетворят. То есть мы предлагаем на рынок оптимальный продукт. Последние 15 лет жизни я просто не заметил- столько было работы. Мы меняем линейку продукции каждый год, а значит, нужно менять и производственную линию. Видите площадку с домами? К марту там будет уже совершенно другой ассортимент.

— И как родилась эта система? — Это было начало 1990-х годов. Тогда люди стали получать участки земли под дачи. Нужно было строить дома, многие привлекали шабашников. Мы проанализировали ситуацию и попытались понять, что именно нужно массовому потребителю. С одной стороны расположились те, кому нужно элитное жилье, а с другой- те, кто все привык строитьсам. Посередине находится наш клиент. Вот изучив этот рынок, мы и запустили в производство целый ряд небольших домиков. Другие компании строили отдельные коттеджи, а мы стали наполнять массовый рынок. Работали с невысокой прибыльностью, зарабатывая на объеме.

— Вы учитывали чей-то опыт? — Мы понимали: то, что нужно производить в большом количестве, требует индустриального подхода. В советские времена существовали предприятия, которые в заводских условиях производили комплекты домов для быстрого возведения. Но к началу 1990-х ни одного такого работающего предприятия уже, конечно, не осталось. Был и западный опыт. Первым, кто освоил конвейер, был Генри Форд. И с тех пор никто ничего лучше не придумал. Можно сказать, что мы использовали и этот опыт. И Америка с Канадой, и Европа застраивались массово. Да, там применялись разные технологии, но использован был именно индустриальный метод. Не каждый сам себе возводил дом на свой страх и риск, а огромные территории застраивались достаточно однотипными сооружениями, что обеспечивало им невысокую стоимость. Вот еще один опыт. Инаконец, нельзя не учитывать того, что люди хотели не просто получить крышу над головой. Они хотели недорогой дом и достаточно высокого качества. Домик, в котором бы они могли отдохнуть от своих каменных городских квартир. Такое может дать только дерево. Получить недорогой, качественный, приятный во всех отношениях дом можно, только организовав массовое производство. Никакой хитрости здесь нет. — А как быть с пожароопасностью? Дерево имеет привычку гореть.

— Большей частью горят как раз каменные дачи. Возьмем любой дачный дом. Даже если его стены выполнены из камня или кирпича, все равно у него есть масса деревянных элементов: перекрытия, кровельная система. И именно это является основным горючим элементом. А если стены выполнены из качественного дерева, например, из вагонки, которая прошла сушку, они не так уж горючи. Ну и не стоит забывать, что лишь малая часть пожаров происходит из-за поджога. Остальное- это внутренние проблемы электропроводки. 99% возгораний- это замыкания, которые могут случиться в любом доме. В общем, это миф, что деревянный дом более уязвим для пожара, чем каменный. Кроме того, если уж приключилось такое несчастье, то у деревянного дома есть, как ни парадоксально, большое преимущество. Он сгорает дотла, и на его месте легко заново отстроиться. А вот каменное сооружение еще нужно разбирать и вывозить, потому что стены после пожара непригодны для восстановления.

Горячая пора

Образование у Михаила Королева военное. Он окончил Рязанское высшее военное автомобильное инженерное училище, участвовал в разработке и испытаниях тяжелых тягачей для ракет. Управляющим партнером группы компаний ООО «Зодчий.ру» он стал в 2000 году. А в 1990-м вместе с другими офицерами стоял у истоков создания первых предприятий, из которых впоследствии и составилась эта самая группа компаний. — Основателем группы компаний «Зодчий.ру» — в то время строительной компании «Полином» — являлся Владимир Яковлевич Татусов. Почти все, кто входит в руководство «Зодчего.ру»,- люди военные, офицеры. В 1990-е мы не то чтобы остались не у дел, а просто поняли, что нужно жить самостоятельно. — С чего все началось? — В 1992 году была основана компания «Полином». У нас были строительные подразделения и небольшой участок, где делалась комплектация домов и производились некоторые материалы. Все остальное закупалось. Но времени на раздумья не было. Мы стали создавать систему, которая должна была эффективно работать при любых внутренних и внешних воздействиях на рынок. Вслед за строительными подразделениями появился конвейер, на котором собирались комплекты для домов. В результате строители превратились в монтажников, которые, выезжая на место, собирали избу из готовых компонентов. А потом, выйдя на определенный уровень производства, мы осознали, насколько зависим от поставщиков различного вида материалов. Некоторые элементы даже не были представлены на рынке. Например, кровля. Да, мы могли купить прокат нержавеющей стали, а сам по себе кровельный лист в чистом виде — нет. Если даже мы его находили, то он был таким дорогим, что это сильно сказывалось на цене наших домов, чего массовый рынок не терпит. С тех пор мы покупаем прокат, а потом в специальном цеху делаем кровельные листы. Итаких цехов возникало все больше и больше. Возник и участок по производству бетонных блоков для фундаментов, а также лесоцех, участок по производству вагонки, половых досок, столярных изделий… — А потом возникло и собственное лесное хозяйство? — 60% используемых нами материалов — это дерево. И мы поняли, что нам нужна независимость от поставщиков леса, чтобы никто не мог выкручивать руки. Имы купили леспромхозы, взяли в аренду леса, стали заниматься заготовкой древесины. Приобрели лесоперерабатывающий комбинат, полностью его реконструировали, фактически заново отстроили. Теперь мы можем с самого начала контролировать качество материалов, регулировать запасы древесины, а значит, управлять ценой готовой продукции. На стене офиса Михаила Королева висят фотографии, наглядно иллюстрирующие весь путь древесины. Как сосна из костромского леса превращается в уютный подмосковный домик. — В Костромской области у нас три леспромхоза, где происходит заготовка леса. Мощности позволяют заготавливать до 500 тыс. куб. м в год. Валим и ель, и сосну, и березу. Мы производим лесозаготовку в полном соответствии с российским законодательством. Валка идет механизированным способом: одна машина свалила, другая сняла сучья. Дальше часть древесины вывозится на разделочный пункт автомобильным транспортом, часть складируется в специальных местах и сплавляется по реке в весенний период. У нас есть небольшой флот буксиров, купили в свое время сплавную контору. На сортировочном узле отбираются нужные нам породы. Пиловочник хвойных пород поступает на комбинат для дальнейшей переработки, а остатки продаются. Березовые дрова мы отправляем на целлюлозно-бумажные комбинаты, фанерный кряж — производителям фанеры. Продавая все излишки, мы снижаем себестоимость собственной продукции. Потом из оставшегося леса делаем необходимые материалы: половую доску, вагонку, двери, окна и так далее. Такое производство требует специального оборудования: сушильных камер, строгальных станков. Здесь мы используем самое современное иностранное оборудование. Остатки, а они есть в любом случае, мы также сушим и отправляем наэкспорт, где они чаще всего идут на производство мебели. Еще остаются опилки и стружка. Их мы отправляем в котельную, которая производит пар, необходимый для выработки электроэнергии. Это опять-таки снижает наши расходы. Потом на конвейере изготавливаются комплекты домов, а дальше монтажные бригады собирают их на дачных участках клиентов. — И сколько у вас работает сотрудников? — На сегодняшний день примерно 3,5 тыс. человек. Раньше было 5 тыс., но мы потихоньку сокращаем штат. Производство становится все более механизированным. Самый большой штат- у монтажных подразделений. Мы отгружаем в день сто домов- представляете, какое количество бригад должно быть в сезон? А в нашем бизнесе есть сезонность, самая горячая пора, как нетрудно догадаться, приходится на период с апреля по октябрь. Впрочем, мы не останавливаемся, строим и зимой, и осенью. Спрос на дачные дома в межсезонье растет. Люди понимают, что если им построят дом зимой, то по весне можно уже заезжать и заниматься сельским хозяйством или обустройством участка. С другой стороны, мы проводим довольно активную ценовую политику, то есть на этот осенне-зимний период часто делаем скидки. Цены либо замораживаются, либо специально снижаются.

— Наверное, у ваших сотрудников отпуска осенью и зимой? — Смотря у кого. Деревообрабатывающий комбинат работает круглый год. Массовая заготовка леса происходит в зимний период- именно в это время можно получить самый лучший лес. В этом году из-за теплой зимы у нас, как и у всех, кто занимается этим бизнесом, будут большие проблемы. Трудно войти в лес, еще сложнее вывезти оттуда продукт. Мало снега — не будет большой воды весной, значит, нельзя будет сплавлять лес. Это непременно скажется на стоимости домов.

«Дядя Вася»

Сто домов в день — это большая цифра. Такого объема можно достичь только благодаря специальным производственным мощностям.

— Официальной статистики по рынку дачного строительства нет, потому что такие дома не подлежат регистрации. Если вы сегодня придете в регистрационную палату Московской области, то увидите, что в год там по документам проходит около тысячи коттеджей. Но это именно коттеджи, анас интересуют дачи. По нашим оценкам, общий объем рынка в Центральном регионе — примерно 15 млрд руб. в год. Наша доля- 20-25%. Но это по денежному объему. Дело в том, что фирм такого же размера, как мы, на рынке просто больше нет. Нет никого, кто мог бы строить более десяти дачных домов в день. — А кто представлен на этом рынке? — По моим данным, в 2005-2006 годах вМоскве и Московской области было зарегистрировано более 600 компаний, которые занимаются дачным домостроением. Но большая часть из них существует только на бумаге. Реально работающих, тех, кто в состоянии принять хотя бы один заказ, примерно 250, не больше. Из них только десять компаний в состоянии выдавать нагора до десяти домов в день. Все остальные занимаются разовыми заказами. Причем в разном темпе. Одни компании могут построить десять, а то и 50 домов в месяц, другие будут строить один дом целый месяц. Поэтому если брать по количеству возводимых домов, то тут у нас более 30% рынка. Кстати, самая многочисленная группа из представленных на рынке- это шабашники, которые строят в одном только Подмосковье как минимум 6 тыс. объектов в год. Этот, как мы его называем, «дядя Вася» наш не то чтобы конкурент, но в любом случае активно представленный на рынке игрок. Проблема в том, что изначально называемая «дядей Васей» цена всегда оказывается неокончательной. Чего-нибудь «дядя Вася» всегда не учитывает, и в итоге клиенту приходится существенно доплачивать. Да и за последствия строительства спросить потом не с кого. — Какие именно организации входят в группу компаний «Зодчий.ру»? — У нас три предприятия. Во-первых, это ООО ЛПК, куда входят деревообрабатывающий комбинат и леспромхоз. Во-вторых, ООО «Полином», которое занимается производством домов и формирует строительные бригады. И наконец, ООО «Зодчий.ру», которое представляет группу компаний на рынке. — Как выглядит ваш годовой оборот? — Все цифры у нас абсолютно открытые. 3 млрд руб. Из них 2,3 млрд- это продажа домов, а остальное- доходы от сопутствующих работ. Мы очень дорожим вторичным рынком и всегда обслуживаем наших постоянных клиентов со скидкой. — Объем заказов растет? — В количественном отношении мы достигли определенного пика и уже больше не растем. Производство малых домов даже уменьшаем, а некоторые серии вообще сняли с конвейера. Это очень простая тенденция, сейчас массовый рынок смещается от дачных домиков к большим домам, которые люди хотят использовать круглогодично. Потом растет востребованность дополнительных услуг, которые определяют качество самого дома. Изначально мы предлагаем по разумной цене избу, которую можно нормально эксплуатировать. Но люди часто хотят получить дом, например, с мягкой современной кровлей или обитый снаружи сайдингом. Это все дополнительные услуги. Кто-то может захотеть более серьезный фундамент или окна с современными стеклопакетами. Сейчас все больше людей, покупая дом, сразу требуют провести им электропроводку, отопление, водопровод, канализацию, вентиляцию. Пять лет назад доля дополнительных услуг к каждому дому составляла около 10-15% от общей суммы договора, сейчас она выросла до 30%, а в перспективе, как мы считаем, дойдет до 50%.

— Кто ваш клиент? — Покупка дома — это семейное решение. Раньше возраст клиентов составлял от 50 лет и старше. Сейчас стали появляться и более молодые семьи. Хотя если брать по формальным признакам, то больше всего договоров заключается с женщинами в возрасте от 50 до 55 лет. Это примерно 70% от общего числа. Понятно, кому в наших семьях поручают до конца выверять все документы.

 

Комментарии (0)
Войдите чтобы оставить комментарий
Рекомендованные франшизы
Франшиза Аптека №1
Нет рейтинга
Франшиза Mr. Galkin Barbershop
Нет рейтинга
Франшиза TauNigma — киоски самообслуживания
Нет рейтинга

Поиск по сайту